Экономист Валентин Катасонов: «Доллар теряет свои позиции, и мировая финансовая система близка к своему концу»

18 ноября 2020 в 13:50 Сергей Среда
Экономист Валентин Катасонов: «Доллар теряет свои позиции, и мировая финансовая система близка к своему концу»
Валентин Катасонов
Фото: Взято из открытых источников

Доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин КАТАСОНОВ – мыслитель широчайшего профиля. На базе экономики, политологии и русской религиозной философии он рисует масштабную картину современности. Уходящий год, по его мнению, – точка поворота всемирной истории. У кого-то профессорские рассуждения вызовут насмешку, у кого-то – страх. Читатель, как говорится, всегда прав.

– Вы известны тем, что все глобальные процессы связываете с мировыми банкирами, акционерами американского центробанка – Федеральной резервной системы США, долларового печатного станка.

– Доллар теряет свои позиции, и мировая финансовая система, построенная на нём, близка к своему концу. Об этом открыто говорят даже на Уолл-стрит: банк «Голдман Сакс» месяц назад озвучил рекомендацию конвертировать доллары в золото. Задача акционеров ФРС, то есть хозяев денег, – стать хозяевами мира. Они вплотную приблизились к этому, но смогут ли преодолеть оставшиеся десять метров до финиша с помощью валюты – неизвестно. Значит, нужно другое средство, и оно найдено – цифра (цифровые технологии. – Прим. «АН»). Всемирная история вступает в финальную фазу, которую я называю электронным концлагерем. С тотальной слежкой не только за перемещением человека, но и за его поведением, контактами, высказываниями.

Капитализм, выстраивавшийся последние три-четыре века, себя исчерпал. Прибыль стремительно падает. На финансовых рынках уже треть инструментов имеет отрицательную доходность. Кредиты выдаются людям в огромных количествах, поэтому спрос на них и предложение соотносятся так, что многим банкирам от этого нет прибыли: например, Европейский центральный банк держит ключевую ставку несколько лет на нуле, а у Банка Японии она равняется минус 0, 4%. Полтора века назад Маркс в «Капитале» сформулировал закон тенденции нормы прибыли к понижению. В соответствии с этим законом капитализм изживёт сам себя. На смену ему, считал Маркс, придёт светлое будущее, коммунизм. Но Маркс был идеологизирован. Сегодня понятно: никакой коммунизм человечеству не светит. На смену капитализму приходит формация, которую всё чаще называют посткапитализмом, – что-то вроде феодализма или рабовладельческого строя. Повторяю: электронный концлагерь.

– Карантин бьёт по бизнесу – так производится зачистка от конкурентов?

– Именно. До начала осени говорили, что карантин наносит смертельные удары только по малому и среднему бизнесу, а теперь и крупный бизнес призадумался. Лучше всего я знаю банковский мир, и на примере нашей страны прекрасно видно, что происходит. Число лицензированных банков снизилось до 400 (к слову, в 1990‑е их было шесть тысяч, а после кризиса 2007–2009 годов – тысяча). Любой кризис – это перераспределение активов в пользу более сильных, более крупных. Централизация капитала. Кто-то банкротится, и активы банкрота переходят на баланс выживших. Думаю, процесс отзыва лицензий сейчас ускорится, и останутся только системообразующие банки. У каждого банка можно обнаружить нарушения и отобрать лицензию. В этой сфере жизнь идёт по понятиям. Чисто субъективные причины, о которых мы можем только догадываться, определяют, почему у одного нужно отнять, другому – оставить, а третьему – провести санацию.

Кстати, вы задумывались о том, что все деньги в сегодняшней экономике – кредитные? Когда в экономику вбрасывается, скажем, один миллион единиц кредита, то обязательства составляют один миллион единиц… плюс проценты – условно говоря, ещё сто тысяч единиц. Но в экономике-то нет этих ста тысяч! Значит, банкротства в такой экономической модели неизбежны. Вспоминается детская игра со стульчиками: всегда кому-то не хватает стула, всегда кто-то выбывает. В 2008–2009 годы у мира ещё был шанс соскочить с кредитно-денежной иглы, но в 2009-м стартовала «программа количественных смягчений» – это эвфемизм, которым прикрывают взбесившийся печатный станок ФРС. В мировую валютную систему начали вбрасывать триллионы долларов. Сегодня этот наркотик вкалывают и вовсе лошадиными дозами.

– Но позвольте, если доллар ничем не обеспечен, то почему «лошадиные дозы наркотика» не приводят к чудовищной инфляции?

– Хорошо, что вы задали этот вопрос, а то большинство людей им не задаются. Действительно, в любом учебнике экономики прописана азбучная истина: когда денег становится больше, чем товаров, происходит инфляция. Но в нашем случае деньги поступают не в реальный сектор экономики. Печатная продукция ФРС со свистом пролетает мимо него и устремляется на финансовые рынки. И вот там-то, на финансовых рынках, себя проявляет инфляция – в виде «пузырей» (так называют торговлю крупными объёмами товара или чаще ценных бумаг по завышенным ценам; рано или поздно рынок корректируется к адекватной цене, паника инвесторов вызывает лавину продаж с дальнейшим удешевлением, и «пузырь» схлопывается. – Прим. «АН»).

Собственно, крупнейшие «пузыри», надутые Уолл-стрит, – это и есть айтишные гиганты Силиконовой долины, подготовившие человечеству электронный концлагерь. За счёт печатного станка и возникли эти гиганты, за счёт зелёной бумаги и удалось собрать в Силиконовой долине мозги со всего мира (каждый третий в долине – выходец из СССР и РФ). Я проанализировал основных акционеров банков Уолл-стрит и айтишных компаний: это одни и те же гигантские мировые холдинги – «Стейт стрит», «Фиделити» и прочие. Очень закрытые и, я бы сказал, таинственные структуры (пусть ими занимаются какие-нибудь конспирологи). Причём сегодня главную роль уже играет силиконовая мафия, а не банковская. Неслучайно Трамп, став президентом четыре года назад, встретился первым делом с айтишниками, а не с банкирами, как было принято. Он пытался договориться.

– О чём?

– О нейтралитете. Но договориться не получилось. Желания Трампа неизбежно входят в противоречие с интересами акционеров ФРС, которые представляют собой одну банду с силиконовой мафией. Им не нужна старая добрая индустриальная Америка, о которой мечтает Трамп, – наоборот, им нужна Америка с отрицательным сальдо торгового баланса, чтобы максимально распихивать национальную валюту за пределами страны (с 1970-го сальдо ни разу не было положительным). И уж конечно, им не нужно возвращение золотого стандарта, о котором мечтает Трамп, ведь если вновь привязать доллар к золоту, то станет невозможно печатать зелёную бумагу в любых количествах и надувать «пузыри».

Трамп пытался противостоять спецоперации COVID-19. Его заявление, что США прекращают делать взносы во Всемирную организацию здравоохранения, фактически означало выход страны из неё. ВОЗ финансируется «благотворительным» фондом айтишника Гейтса – отсюда и навязываемая всем странам карантинная политика, превращающая мир в электронный концлагерь. А человека – в послушного биоробота.

– В свою очередь Байден пообещал вернуть Америку в ВОЗ.

– Ещё бы! Стоит ли удивляться, что силиконовая мафия на его стороне? Противостоять её прессингу, её геббельсовской пропаганде невозможно. Она контролирует Интернет, соцсети, формирует общественное сознание. В России тоже ощущается влияние всех этих «гуглов». Будучи монополистами в Интернете, они могут «вырубать» неугодные каналы, проекты (вроде православного телевидения «Царьград», например). Я лет 15 в профессиональных целях пользуюсь поисковиком Google и в последние два-три года вижу, что невозможно ничего найти: абсолютная пустыня, всё зачищено. Поисковик Yandex лучше, но не сильно. Силиконовая мафия душит, душит и ещё раз душит.

Что касается Байдена, то он сделал любопытнейшее заявление: «Милтон Фридман больше не командует парадом». Фридман – американский экономист, чья идеология монетаризма стала теоретическим обоснованием решающей роли центробанков (и банков вообще) в экономической политике. Байден намекает: всё, эпоха денег позади. И мы понимаем, почему позади. В концлагере деньги роли не играют. Главную роль теперь будет играть цифра.

– Что же дальше?

– Дальше – то, что описано в заключительной книге Нового Завета – в «Откровении Иоанна Богослова», а также у дореволюционных русских философов (см. «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории» Владимира Соловьёва, «В последние дни» Льва Тихомирова). Один из главных образов «Откровения…» – вавилонская блудница, «великий город, царствующий над земными царями». «Пал, пал Вавилон, великая блудница… Яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы, и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши её». Один в один Америка! Судя по всему, её ждут в ближайшее время гражданская война и разрушение. Америка завершила глобализацию – и растворится в ней. «…Возненавидят блудницу, и разорят её, и обнажат, и плоть её съедят, и сожгут её в огне; потому что Бог положил им на сердце исполнить волю Его… и отдать царство их зверю…»

Кто такой зверь – известно. Глава мирового правительства? Антихрист?

– Неужто Билл Гейтс?

– Нет, Гейтс не тянет на роль мирового диктатора. Нам не дано знать, кто им будет. Как и то, когда он воцарится. «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один», – сказал Иисус Христос о конце света. Нам было бы неполезно знать о сроках.

– Если неполезно, Валентин Юрьевич, то зачем же вы стращаете нас скорыми бедствиями?

– Нам не дано знание о сроках, но даны признаки. Важно видеть их – и быть бдительнее.


Источник: Инфакто.ру
18 просмотров Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!